Катастрофа в Шереметьево унесла жизни сорока одного человека, в длинном списке погибших – учителя, рабочие, медики, чиновники. Большинство пассажиров Суперджета летели в Мурманск в командировку либо возвращались из деловой поездки. 12-летняя Соня Новикова, ученица шестого класса, летела домой после майских праздников. Рядом с ней в салоне самолета сидел ее отец, начальник медсанчасти №120 города Снежногорска Евгений Витальевич Новиков. Их места располагались ближе к хвосту, и выбраться из горящего авиалайнера Новиковы так и не смогли.


gubdaily.ru

Майские праздники отец и дочь Новиковы провели у родни в Курской области. Обратно добирались с пересадками. До Москвы доехали на поезде, днем погуляли по столице, а вечером сели на злополучный рейс до Мурманска. Прямо перед взлетом, перед тем, как выключить телефон, девочка позвонила маме. «Мы взлетаем», – сказала она. Получив трагическое известие, мама девочки вылетела в Москву. Ей предстоит страшная процедура опознания тел своих близких.


gubdaily.ru

Новиковых можно назвать интеллигентной семьей в классическом смысле этого слова. Отец был врачом, мать преподает английский язык в средней школе, а бабушка ведет уроки музыки. Коллеги вспоминают Евгения Витальевича теплыми словами. «Эти голубые и добрые глаза, их не забыть… В них невозможно не влюбиться. Евгений Витальевич – врач от Бога. Светлые воспоминания о человеке, кто спас многих, вылечил, поставил на ноги. Хочется верить, что это ошибка, страшный сон. Быть может, произойдет чудо, и наши живы!» – говорит жительница Снежнегорска Виктория Бодрова.


anews.com

Попрощаться с любимой девушкой успел 22-летний бортпроводник Максим Моисеев. С юных лет он мечтал стать пилотом. «Учился он хорошо и был очень смелым парнем. Он отважно прыгал с парашютом и всегда подбадривал тех, кто побаивался. При этом он никогда не был задирой. Напротив, был очень скромным и прилежным ребенком. А еще любил труд. Мог после уроков остаться, чтобы стулья починить. Ну а если вдруг субботник, то он в первых рядах. А вот на выходных стремился домой. Говорил: «Мне надо маме помочь с маленькой сестренкой», – вспоминает директор интерната в Монино Наталья Яскевич.


obozrevatel.com

В роковом рейсе Максим должен был лететь в передней части самолета, но поменялся со своей коллегой. До последней минуты он помогал пассажирам выбираться из горящего лайнера. Своей девушке Ксении он успел отправить лишь прощальное сообщение: «Я тебя люблю». В социальных сетях за проявленные самоотверженность и героизм предлагают представить парня к правительственной награде посмертно. Однако пресс-секретарь президента Дмитрий Песков считает, что прежде необходимо дождаться выводов комиссии, которая устанавливает причины трагедии.

Источник